Обмен учебными материалами


Аннотация: Ну и характер у Джордан Бьюкенен! Движимая любопытством, она оказывается в маленьком городишке и нащупывает ниточку весьма запутанной истории. 5 страница



– Это не домашнее задание, Дейв, – поправил Джаффи, – а истории о ее шотландских родственниках. Только очень давние. Она приехала из Бостона, специально чтобы взять бумаги у какого-то профессора, верно, Джордан?

– Совершенно верно. Это исследование профессора Маккенны.

Дейв заглянул за плечо девушки.

– И вы все это понимаете? – удивился он.

– Пытаюсь, – рассмеялась Джордан. – Иногда текст не слишком ясен.

– А по мне, так очень смахивает на домашнее задание. Оставляем вас трудиться в мире и покое.

Дейв повернулся и, все еще обнимая Эли за плечи, направился на кухню. Джаффи семенил сзади.

Джордан забыла о времени, и было почти четыре часа, когда она собрала бумаги. Джаффи стоял в дверях, наблюдая, как она укладывает лэптоп в сумку.

– Послушайте, насчет этих команд, – начал он, почесывая в затылке.

– Да?

– Они не действуют. Мы здесь ничего не понимаем в компьютерах, но стараемся не отставать от остального Техаса и всего мира. Ученики в объединенных школах изучают компьютеры, но до Сиринити это новшество не дошло. Город только начинает расти, и мы только что построили нашу первую среднюю школу и надеемся залучить сюда хороших преподавателей. Может, они даже сумеют научить кое-кого из старших. У меня в задней комнате хороший большой компьютер, но он не реагирует ни на одну из команд, которые вы мне назвали. Я тут сделал… сам не знаю что, и сломал его.

– Сломали? – улыбнулась она. – Только в том случае, если поработали над ним кувалдой. Во всех остальных случаях это довольно затруднительно. Буду рада взглянуть на него.

– Вот здорово! Повезло мне! Я несколько раз звонил в Бурбон, но тамошние компьютерщики не слишком-то спешат.

Он был так любезен и мил, позволил ей проторчать в ресторане целый день… нужно же чем-то отплатить за добро.

Джордан схватила сумку и отправилась на кухню. Кабинет Джаффи оказался крохотным закутком у черного хода. По нынешним стандартам компьютер был настоящей древностью. По полу разбегалось множество кабелей, большинство из которых были абсолютно не нужны.

– Ну, что вы думаете? – осведомился Джаффи. – Можете спасти ее и заставить снова заработать?

– Ее? – удивилась Джордан.

– Я иногда зову ее Дорой, – смущенно пробормотал Джаффи.

Джордан не рассмеялась. Лицо бедняги налилось краской. Очевидно, ему было ужасно стыдно признать, что он очеловечивает машину.

– Посмотрим, что тут можно сделать.

Она посчитала, что у нее еще есть время, чтобы вернуться в страховое агентство и снять копии с бумаг из последней коробки. Работы осталось совсем немного, и, если даже агентство закроется, она закончит работу утром.

Джаффи вернулся на кухню, а Джордан принялась трудиться над компьютером: сняла все кабели, выбросила два из них, остальные распутала и включила в другие гнезда. Больше почти ничего не потребовалось: компьютер заработал. Потом она проверила программы, которые кто-то установил для Джаффи. Будь у нее время и нужная аппаратура, она написала бы ему новые программы, полегче, и сделала бы это с удовольствием, и, о Господи, о чем это говорит?!

Она тут же поклялась, что если когда-нибудь начнет очеловечивать компьютеры и давать им имена, немедленно отречется от профессии.

Поскольку она не могла установить новое программное обеспечение, пришлось упростить одну из существующих программ.

Заглянувший в закуток Джаффи был в полном восторге, увидев светящийся экран.

– Заработал! О, слава Богу! Но что за бред вы печатаете?

Объяснять было бы слишком долго.

– Мы с Дорой решили немного поболтать. Когда я закончу, вам будет легче управляться с программой.

Последний посетитель ресторана ушел в половине девятого. Джаффи закрыл двери и уселся рядом с Джордан, чтобы понять, какие изменения она внесла.

Загрузка...

Еще час она знакомила его с работой компьютера. Джаффи старательно записывал все на листочках с клейким краем и лепил на стены. Она уже внесла в компьютер адрес своей электронной почты и предложила ему при всяком затруднении писать ей. Но Джаффи попросил также дать ему номер сотового, на тот случай, если не сможет справиться с электронной почтой.

Она уже решила, что все в порядке, но Джаффи вручил ей список адресов электронной почты и умолял поместить их в адресную книгу. На первом месте был Эли Уитейкер, на втором – Дейв Трамбо. Прочтя адрес последнего, она улыбнулась: «Грозный Дилер-Дейв».

Ничего не сказав, Джордан внесла адрес и перешла к следующему.

Когда работа была закончена, Джаффи настоял на том, чтобы проводить ее до мотеля.

– Конечно, это совсем близко и на улицах горят фонари, но я все равно вас провожу. Неплохо бы размять ноги.

На улице по-прежнему было жарко, но с заходом солнца стало немного прохладнее. Когда они добрались до подъездной дорожки мотеля, Джаффи пожелал ей спокойной ночи и откланялся.

Джордан вошла в мотель, решив как можно скорее уйти к себе. Но в вестибюле было полно женщин.

К ней подбежала Амелия Энн.

– Я так счастлива, что вы успели к нам!

– Простите? – удивилась Джордан.

За стойкой сидела Кэнди, дочь Амелии Энн. Завидев Джордан, она напечатала ее имя на розовом бейджике и поспешила прилепить листок к ее плечу.

– Мы очень рады, что вы смогли присоединиться к нашему обществу.

– К кому именно я присоединилась? – осведомилась Джордан, улыбаясь собравшимся женщинам.

– Я устраиваю Чарлин девичник. Вы же помните Чарлин, – прошептала она. – Та, что работает в страховом агентстве. Она позволила вам воспользоваться своим ксероксом.

– Разумеется, – кивнула Джордан, взглядом разыскивая Чарлин среди смеющихся женщин. – С вашей стороны очень мило пригласить меня. Но не хочу мешать.

– Вздор, – запротестовала Амелия Энн. – Мы рады видеть вас на празднике.

– Но у меня нет подарка, – возразила Джордан.

– О, это легко исправить, – отмахнулась Амелия Энн. – Не хотите подарить ей фарфоровый прибор на одну персону? Чарлин выбрала очень миленький рисунок. Вера Вонг.

– Я с радостью… – начала Джордан.

– Ни о чем не беспокойтесь. Я завтра же его закажу и добавлю стоимость к вашему счету. Кэнди! Быстренько заверни еще одну подарочную карточку и напиши на ней имя Джордан.

Джордан познакомили с двадцатью тремя женщинами. Счастье еще, что на всех были бейджики!

В течение следующего часа она смотрела, как разворачивают подарки, пила пунш и ела мятные конфеты и пирожные с густым тягучим кремом. Вернувшись к себе, она подумала, что у нее начинается сахарный диабет. Пришлось принять душ и свалиться в постель.

Этой ночью она спала как убитая, утром вернула все неотвеченные звонки и вышла из мотеля в начале одиннадцатого. План был такой: вернуться в страховое агентство, скопировать остальные бумаги, отнести их в мотель, а потом бежать в гараж и стоять над Ллойдом, пока тот не закончит ремонт машины. И она сделает это, даже если ей придется подгонять его палкой. Одно ясно: больше она не собирается терпеть никаких задержек и сюрпризов.

План не сработал. Чарлин сообщила ей неприятные новости.

– Они забрали ксерокс и увезли примерно через час после того, как Стив сказал торговому агенту, что решил отказаться от покупки. У вас еще много работы?

– Сотни две страниц.

Джордан снова поблагодарила Чарлин и вернулась в мотель. Ладно, придется следовать новому плану. Она возьмет машину, поедет в бакалею, попросит разрешения посмотреть на ксерокс, и если в нем не окажется подающего устройства, поищет что-то другое.

Ллойда она застала у ворот гаража. Он нервно бегал взад-вперед и, увидев ее, завопил:

– Все готово! Совсем готово! Раньше условленного срока! Говорил же, что все починю, вот и починил!

Джордан невольно отметила, что Ллойд почему-то нервничает. Дрожащими руками он сунул ей счет, явно стараясь поскорее от нее избавиться. До такой степени, что даже не пересчитал полученные деньги.

– Что-то случилось?

– Нет-нет, – бормотал он. – Теперь вы можете ехать. Отскочив от нее, он поспешил в гараж.

Джордан положила сумочку и лэптоп на пассажирское сиденье и завела машину. Похоже, все действительно работало. Но Ллойд своими выходками может дать сто очков вперед профессору Маккенне! Какое счастье, что ей больше не придется иметь с ним дело!

Она направилась прямо к бакалейной лавке и, к своей огромной радости, нашла там самый современный ксерокс, со всеми модными наворотами. Она снова займется делом.

Если поспешить, все будет готово через пару часов. Потом она позвонит профессору и отвезет ему коробки.

Пожалуй, лучше подготовиться к поездке заранее: вдруг машина в дороге опять заупрямится. Нужно купить воды и остановиться на автозаправке и купить антифриз на случай, если радиатор снова потечет.

Она вынесла из магазина четыре галлона воды, по два в каждой руке. На стоянке не было ни одной машины, кроме ее собственной. И неудивительно: кому придет в голову покупать продукты в такую жару! Сегодня солнце печет еще яростнее, чем вчера!

Она сощурилась, боясь ступить с крыльца. Чувство такое, словно она обгорит, не успев подойти к машине.

Она поставила канистры с водой рядом с багажником и, роясь в сумочке в поисках ключей от машины, заметила кусок прозрачного пластика, вылезавший из щели между корпусом и крышкой багажника. Странно, что она не видела этого раньше. Джордан попыталась его вытащить, но он не поддавался.

Джордан нашла ключ, вставила в замок, и крышка поднялась. Потом заглянула внутрь и застыла. Затем очень осторожно опустила крышку.

– Нет, – прошептала она, тряся головой. – Не может быть.

У нее галлюцинации, вот и все. Это от жары и того сахара, что она вчера съела… Да, именно так. Жара и сахар. У нее ужасный тепловой удар, а она сама этого не знала.

Джордан снова открыла багажник, и сердце, похоже, остановилось. Внутри, свернувшись как уличный кот, в большом пластиковом мешке для одежды лежал профессор Маккенна, уставясь на нее безжизненными глазами. Потрясенная, Джордан ловила ртом воздух. Она не знала, сколько простояла вот так, глядя на мертвеца. Две секунды… может, три… но казалось, прошла целая вечность, прежде чем в ее тело снова вернулась жизнь.

И тут Джордан струсила. Уронила сумочку, споткнулась о канистры с водой и снова захлопнула крышку. Но сколько ни пыталась, не могла убедить себя, что не видела труп в багажнике.

Что, во имя Господа, он здесь делает?!

Ладно, нужно посмотреть еще раз, но, Господи, как не хочется!

Джордан глубоко вздохнула, снова повернула ключ и мысленно приготовилась.

О Боже, он все еще тут!

Она оставила ключ в замке, подбежала к боковому окну и выудила мобильник с переднего сиденья.

Кому звонить? В полицию Сиринити? Окружную или местную? Шерифу? ФБР?

Две вещи она знала точно: ее подставили, и она попала в ужасный переплет. Черт возьми, она законопослушная гражданка! И не возит мертвецов в багажнике, а следовательно, не имела ни малейшего понятия, что теперь делать.

Ей нужен совет, и как можно скорее. Прежде всего нужно позвонить отцу. Он – федеральный судья и, конечно, подскажет ей выход. Но он, как почти все отцы, вечно тревожится за свое потомство, а сейчас у него и без того много забот с последним процессом.

Значит, она позвонит Нику. Он работал на ФБР и обязательно ей поможет.

Телефон неожиданно зазвонил. Джордан так перепугалась, что вскрикнула и едва не отбросила трубку. Оказалось, звонила сестра, совершенно не замечавшая истерических ноток в голосе Джордан.

– Не поверишь, что мне удалось найти! Я даже не искала платье, а в результате купила сразу два. На распродаже. Хотела еще одно подобрать – тебе, но посчитала, что наши вкусы настолько разнятся, что оно тебе может не подойти. Может, вернуться и все-таки купить?

– Что? О Господи, Сидни, о чем ты? Не важно. Ты дома?

– Да, а что?

– Еще кто-то есть, кроме тебя?

– Нет. Да что случилось? Джордан, что с тобой?

Интересно, как отреагирует Сидни, если сказать правду?

«Да, у меня не все в порядке. В багажнике лежит мертвец». Но Джордан не могла признаться сестре. Если Сидни и поверит, только зря расстроится, а помочь, находясь в Бостоне, ничем не сможет. Кроме того, ее милая младшая сестренка никогда не умела хранить тайны и поэтому немедленно побежит к родителям и все расскажет. Мало того, раззвонит всем, кто согласится ее выслушать.

– Позже объясню, – поспешно бросила она. – Сейчас мне нужно звонить Нику.

– Погоди, как насчет платья? Хочешь…

Джордан, не отвечая, отсоединилась и поспешно набрала телефон Ника.

Ответил не брат. Ответил его партнер. Ноа.

Господи Боже, она даже не может найти способ спасти свою жизнь!

– Привет, Джордан. Ник сейчас не может подойти. Я попрошу его перезвонить тебе. Ты все еще в Техасе?

– Да, только, Ноа…

– Классный штат, верно?

– Я попала в беду.

На этот раз даже такое толстокожее создание, как Ноа, понял, что Джордан в панике.

– Что за беда? – тихо спросил он.

– В моем багажнике труп.

– Да ты шутишь! – тут же парировал он.

Опять он остроумничает!

– Он в пластиковом мешке для одежды.

– И что?

Она не знала, почему вдруг почувствовала необходимость уточнить, в чем именно лежит профессор, но сейчас казалось жизненно важным, чтобы он узнал о пластике.

– И на нем пижама в синюю с белым полоску. Даже без шлепанцев.

– Джордан, глубоко вздохни и успокойся.

– Успокоиться? Ты слышал, что я сказала? Особенно ту часть, где говорится о мертвеце в багажнике машины.

– Да, я тебя слышал, – заверил он со сводящим с ума хладнокровием. Судя по всему, новости не произвели на него особого впечатления, что, разумеется, было абсолютно невероятным. Но само его спокойствие помогло ей взять себя в руки. – Ты знаешь, кто он?

– Профессор Маккенна, – выпалила Джордан, но тут же понизила голос. – Я познакомилась с ним на свадьбе Дилана. А прошлым вечером мы вместе обедали. Нет… позапрошлым. Он показался мне омерзительным. Не ел, а жрал. Как дикий зверь. Ужасно говорить так о мертвых, верно? Но тогда он был жив…

Она поняла, что заговаривается, и осеклась. К стоянке подкатил мини-вэн и припарковался у входа в магазин. Из машины вышла пожилая женщина, прищурившись, оглядела Джордан и вошла внутрь.

– Нужно убираться отсюда, – прошептала она. – И избавиться от тела. Правильно. То есть я хочу сказать, меня явно подставили.

– Джордан, где ты сейчас?

– На стоянке у бакалейного магазина в Сиринити, штат Техас. Совсем маленький городок, точка на карте, милях в сорока к западу от Бурбона, Техас. Может, выбросить тело по дороге? Найти уединенное местечко, и…

– Никого ты не выбросишь. Вот что нужно делать: звони в полицию. И я тоже позвоню. А кроме того, в течение часа здесь будут лучшие агенты ФБР. И Финикс не так уж далеко. Скоро мы с Ником тоже приедем.

– Меня правда подставили? О Господи, я слышу полицейские сирены! За мной едут. Верно?

– Джордан, заканчивай разговор и поскорее звони в полицию, пока до тебя не добрались. Если тебя арестуют, требуй адвоката и больше ни слова не говори, понятно?

Вой сирены все приближался. Похоже, машина была уже в паре кварталов от стоянки, когда Джордан набрала девять-один-один. Ей немедленно ответили. Она наскоро объяснила, в чем дело, назвала свое имя и объяснила, где находится.

Дежурный велел ей оставаться на месте, но тут к стоянке подлетел серый седан.

– Только сейчас подъехала машина шерифа! – крикнула Джордан.

– Шерифа? – удивился дежурный.

– Да, так написано на дверце машины. И вы, конечно, слышали сирену.

Следующего вопроса она не разобрала. Раздался визг тормозов, и не успела машина остановиться, как оттуда выскочил мужчина. Мундира на нем не было. Он метнулся к ней с леденящим выражением лица и размахнулся. Джордан успела увидеть, как что-то надвигается на нее, и инстинктивно отвернулась, пытаясь защититься. Но удар пришелся в правую челюсть, и Джордан свалилась как подкошенная.

Глава 9

Спор шел из-за юрисдикции. Джордан услышала повышенные голоса и открыла глаза как раз в тот момент, когда парамедик положил ей на щеку пакет со льдом. Она слабо попыталась оттолкнуть пакет. Голова кружилась, и немного подташнивало.

– Что случилось? – пробормотала она, пытаясь сесть. Цемент обжигал руку.

Один из парамедиков, молодой человек в синей униформе, помог ей. Едва собравшись с силами, она прислонилась к нему.

– Вас ударили, – пояснил он. – Когда подъехали мы с Барри, здесь были братья Дикки. Мы слышали, как шериф Рэнди орал на своего брата, Джея-Ди, потому что Джей-Ди выскочил из машины и набросился на вас. Однако сразу умолк, когда нас увидел. Теперь братья спорят с шефом полиции Сиринити.

– О чем именно? – спросила она. Голова раскалывалась, а челюсть, казалось, отделилась от сустава.

– Джей-Ди утверждает, что вы сопротивлялись аресту и что он помогал брату задержать вас и поэтому ударил. Чтобы шериф Рэнди смог надеть на вас наручники.

Джордан постепенно приходила в себя.

– Это неправда!

– Знаю, – шепнул парень очень тихо, чтобы братья Дикки не услышали. – Мы с Барри были рядом, когда вы звонили по девять-один-один, и добрались сюда в мгновение ока. Это было нетрудно, потому что наша маленькая клиника находится только в трех кварталах отсюда. Сначала вы говорили спокойно, а потом вдруг почти закричали. Понимаете, о чем я?

– Он выбил телефон у меня из руки.

– Да, и растоптал. Боюсь, вам придется купить себе новый. Но сейчас речь идет не о телефоне. Шериф Рэнди утверждает, что вы сбежали из его округа, округа Джессап, и направились сюда, в округ Грейди. Кстати, никто не понимает, каким образом ему удалось стать шерифом. Должно быть, раздавал обещания направо и налево. Так или иначе, его юрисдикция заканчивается у подножия моста, который переброшен через Парсонс-Крик. На другом конце начинается округ Грейди. У нас тоже есть шериф, но сейчас он вместе с женой и ребятишками отдыхает на Гавайях. Да и видим мы его редко, потому что он живет гораздо дальше, на востоке, в административном центре округа Грейди.

Барри, второй парамедик, до сих пор молчавший, сунул в рот зубочистку и присоединился к беседе:

– Шериф Рэнди приезжает сюда только потому, что его брат живет в Сиринити. Он любит рыбачить вместе с ним. Дел, пусть она не отнимает лед от щеки. У нее уже фонарь под глазом. По-моему, ее нужно везти в клинику и делать рентген.

– Не стоит. Со мной все в порядке.

– Мы не можем заставить вас ехать с нами, – вставил Дел. – Если отказываетесь от лечения, делать нечего, но если вас затошнит или голова закружится, обязательно скажите, ладно?

– Обещаю.

– Можно вас кое о чем спросить? – азартно выдохнул Дел. – Каково это – найти в своем багажнике мертвеца? Лично у меня инфаркт бы случился. Мы с Барри решили, что вы не имеете никакого отношения к убийству, потому что иначе не стали бы звонить по девять-один-один, верно?

– Похоже, вам нехорошо, – встревожился Барри.

– Нет-нет, просто немного голова болит, вот и все. И кроме того, я не хочу никаких лекарств. Ничего, что могло бы пригасить мой гнев. Клянусь Богом…

– Ну-ну, не стоит слишком нервничать, – посоветовал Барри, – особенно после такого удара.

Дел жестом подозвал коллегу.

– Если бы Мэгги Хейден это сошло с рук, она немедленно отдала бы ее шерифу Рэнди и его братцу.

– Да, уж это точно, – согласился Барри. – И спала бы после этого спокойно.

– Кто такая Мэгги Хейден? – осведомилась Джордан. Она пыталась увидеть, что происходит между братьями Дикки и шефом полиции, но парамедики отгораживали ее от спорящих.

– Она и есть начальник здешней полиции, – пояснил Дел, – она и шериф Рэнди… словом, это долгая история. Все в городе знают, что благодаря ему она получила эту должность.

– Хотя это незаконно, – проворчал Барри. – Она не годится для такой должности. Даже если и служила в полиции Бурбона, все равно у нее недостаточно знаний и опыта. Но поскольку здесь редко что случается, полагаю, людям все равно, знает она, что делает, или нет.

Барри перекинул зубочистку в другой уголок рта и присел на корточки перед Джордан.

– Он от нее откупился, – прошептал он. – Она хотела получить должность, а Рэнди считал себя обязанным, потому что женился на другой и оставил Мэгги с носом.

– И давно она в начальниках? – спросила Джордан.

– Примерно год, – протянул Дел.

– Скорее два, – поправил Барри.

– Не судите по ее внешности. Она куда круче, чем вы думаете. И иногда бывает настоящей гадюкой.

Джордан чуть приподнялась. Начальник полиции оказалась пергидрольной блондинкой с таким толстым слоем косметики на увядающем лице, словно готовилась выйти на арену в роли клоуна.

– Должность начальника полиции считается в здешних местах очень важной. Сиринити вроде как остался в позапрошлом веке. Полицейский участок только недавно получил компьютер, а все звонки по телефону девять-один-один идут через Бурбон.

– Мне уже гораздо лучше, – заверила Джордан. – И я устала сидеть на земле и чувствовать себя посторонней. Пожалуйста, позвольте мне встать.

Барри поднял ее, но не выпустил из рук и настоял, чтобы она присела на задний бампер машины «скорой помощи».

– Если закружится голова, обопритесь на меня.

Как ни странно, голова у нее не кружилась, но пульсирующая горящая щека напоминала о непредвиденном ударе. Пылая яростью, она уже хотела спросить Барри, кто из братьев Джей-Ди, когда тот прошептал:

– Послушайте, если Хейден решит отдать вас им, я скажу, что мы везем вас в клинику на рентген. Поверьте, лучше держаться подальше от этих братьев.

– Вы правы, – согласилась она, – И были очень ко мне добры. Я так вам благодарна! Понимаю, что все это выглядит подозрительно. Я человек в городе новый…

– И в вашей машине нашли тело, – напомнил Дел.

– Да. Но я невиновна. И никого не убивала. Уверяю, что никто не был удивлен больше, когда я открыла багажник.

– Бьюсь об заклад, так и было. Кстати, меня зовут Дел. А это Барри.

– Я Джордан Бьюкенен, и…

– Мы знаем, начальница уже вытащила права из вашего бумажника и громко прочла имя. Не помните? – спросил Барри. – Дел, может, нам действительно стоит отвезти ее на рентген?

Она впервые слышала, что кто-то рылся в ее сумочке! Неужели была без сознания?! Может, лишилась чувств от удара? Так всегда спрашивала мать, когда Джордан делала что-то, на ее взгляд, недостойное: «Ты что, действовала в бессознательном состоянии?»

– Не нужен мне рентген, – повторила она. – И я ничего плохого не совершила.

– Выглядеть виновной и быть виновной – совершенно разные вещи, – заметил Дел и, сняв с шеи стетоскоп, протянул Барри.

– Думаю, все обойдется, – решил Барри, сворачивая стетоскоп и пряча в металлический футляр. – Шеф Хейден знает, что вас не было в округе Джессап и что за вами никто не гнался. Имеется свидетель.

– И этот свидетель – почти непреодолимое препятствие для братьев Дикки. Она не сможет отдать вас в их лапы.

– А вдруг! – скептически хмыкнул Дел.

– Не сможет, – возразил Барри. – Смотри: женщина, выходившая из бакалеи, видела все и немедленно позвонила по девять-один-один, рассказала, что видела, как Джей-Ди ни за что ни про что ударил мисс Бьюкенен, которая и не думала сопротивляться. Добавила, что Джей-Ди вылетел из машины, как будто у него на хвосте сидел целый рой ос, выхватил телефон у мисс Бьюкенен и сбил ее с ног, а потом растоптал телефон.

– Мисс Бьюкенен лучше надеяться что Джей-Ди не доберется до свидетельницы и не запугает беднягу так, что та мигом изменит показания.

– Теперь это не важно. Каждый звонок с сообщением о чрезвычайном происшествии автоматически записывается, и даже Джей-Ди не сумеет ничего изменить.

Молодые люди обсуждали Джордан с таким видом, словно ее здесь не было. Странно, что они ничего не собираются сделать с трупом. Начальник полиции заглянула в багажник, но и только. Остальные и смотреть туда не желали, особенно парамедики. Никого не интересовало имя жертвы. Интересно, когда они зададут этот вопрос?

– Думаешь, придется везти тело в Бурбон? – вздохнул Дел.

– Еще бы! А до тех пор будем торчать здесь, дожидаясь криминалистов. Потом коронер разрешит везти его в морг.

Джордан, которой надоела роль пассивного наблюдателя, поблагодарила парамедиков и подошла к ближе к начальнику полиции, ожидая, пока та обратит на нее внимание.

Один из братьев Дикки заметил, что руки Джордан свободны.

– Кому-то следует надеть наручники на подозреваемую, – объявил он. – Конечно, если этот кое-кто знает свои обязанности.

Джордан выступила вперед.

– Это вы меня ударили?

– Никто пальцем вас не тронул! – рявкнул он, избегая смотреть ей в глаза.

– Ради всего святого, Рэнди, взгляни на ее лицо! Ясно, как день, что ее избили! – завопила Мэгги Хейден. – Кроме того, у нас имеется свидетель! – У шерифа сделалось такое изумленное лицо, что Мэгги кивнула: – Вот именно. Вернее, свидетельница, видевшая, как твой брат вышиб телефон у этой женщины и врезал кулаком прямо по физиономии. – Рэнди попытался что-то сказать, но Мэгги, понизив голос, добавила: – Сам понимаешь, уже ничего нельзя изменить. Слишком поздно. Пострадавшая вполне может подать иск.

Джей-Ди, облокотившийся на капот машины брата и до сих пор осыпавший Хейден язвительными замечаниями, немедленно вскочил и бросился вперед.

– Какая еще свидетельница? Кто и что видел? Меня собираются обвинить в том, чего я не делал, и поэтому я просто обязан знать ее имя!

– В свое время, Джей-Ди, – отрезала начальник полиции.

– Шеф Хейден, я желаю, чтобы этому человеку предъявили обвинение, – потребовала Джордан.

– Замолчите и ждите своей очереди, – отрезала Мэгги.

– Я настаиваю на его аресте, – не унималась Джордан.

Мэгги покачала головой:

– Плевать мне на ваши заявления. А теперь заткнитесь.

Джей-Ди одобрительно кивнул.

– Рэнди, тебе не кажется любопытным, что шеф рвет и мечет из-за немного грубого обращения с подозреваемой, оказавшей сопротивление представителям закона? И не нужно забывать, что она убила человека. Не станете же вы с этим спорить. Доказательство налицо. Заметь, Рэнди, труп нашли не в моей машине. И не в твоей. С каких это пор мы церемонимся с убийцами?!

Джордан решила, что братья Дикки были крайне непривлекательными представителями рода человеческого.

Оба походили на бывших боксеров, чьи мышцы успели заплыть жиром. Толстые шеи, скругленные плечи. Джей-Ди был выше брата, но ненамного. Рэнди отрастил приличное брюшко. Лицо удлинял двойной подбородок. У обоих были маленькие глазки, но у Джея-Ди они еще и были посажены близко, как у хорька.

Начальник полиции наконец соизволила обратить внимание на Джордан.

– Меня зовут шеф Хейден, – процедила она. – А вас?

Поскольку в руке у нее были водительские права Джордан, Мэгги прекрасно знала, кто перед ней, но желала соблюсти все формальности. Джордан не возражала. Она назвалась и сообщила свой адрес.

– Я должна немедленно услышать ответы на кое-какие вопросы. Прямо и сейчас. Вы знаете, кто этот человек в багажнике вашего автомобиля? Усопший. Вам известно, как его зовут?

– Да. Это профессор Хорас Атенс Маккенна.

– Откуда вы его знаете? – продолжала Хейден.

Джордан быстро объяснила, где и как встретила профессора и почему находится в Сиринити. Судя по виду, шеф Хейден не поверила ни единому слову.

– Вы поедете вместе со мной в полицейский участок, – объявила она. – Вам придется многое мне объяснить. Подождем здесь, пока прибудет коронер, так что ведите себя смирно, иначе я немедленно надену на вас наручники.

Шериф Рэнди вместе с братцем молча вернулись к своей машине. При этом Джей-Ди омерзительно ухмылялся.

– Шеф Хейден, могу я задать вам вопрос? – пробормотала Джордан. Она все еще кипела гневом, но сохраняла внешнее спокойствие. А вот любезности от нее не дождешься.

– Давайте, да побыстрее, – бросила Хейден.

– Откуда шериф узнал, что в багажнике мертвец?

– Объяснил, что его брату позвонили на сотовый. Не могу сказать, правда это или нет.

Шериф Рэнди проигнорировал ее замечание. В отличие от брата. Круто развернувшись, он заорал:

– Ты, кажется, только что назвала меня лжецом? – Не дождавшись ответа, он продолжал: – Или решила поверить слову убийцы, а не законопослушного гражданина?

– ФБР может проверить номера телефонов на мобильном шерифа и сделать распечатку звонков обоих братьев за последние двадцать четыре часа. Это поможет в расследовании, не так ли, шеф Хейден? – вмешалась Джордан.

– Ну да, как же! – фыркнул Джей-Ди. – Можно подумать, ФБР волнует убийство в каком-то убогом городишке! Да они слушать никого не захотят!

– Я уже позвонила им, и они едут сюда, – бросила Джордан, чем немедленно привлекла внимание окружающих. Все замерли, как в немой сцене.

– С чего это вы вдруг звонили в ФБР? – взвилась начальник полиции.

– Мой брат Ник – агент ФБР. Я поговорила с его напарником, и он заверил, что вместе с Ником немедленно выезжает сюда. А пока он посылает пару агентов из полевого офиса местного отделения.

На шерифа Рэнди заявление Джордан особого впечатления не произвело. Зато Джей-Ди явно перепугался и обозлился еще больше.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная